Интервью Игоря Комарова о результатах его работы на ОАО «АВТОВАЗ»

6 ноября 2013|Новости ПАО «АВТОВАЗ»

Отработав четыре года на ОАО «АВТОВАЗ», Игорь Комаров переходит на должность заместителя руководителя Российского космического агентства (Роскосомос). За несколько дней до заседания совета директоров ОАО «АВТОВАЗ» Игорь Анатольевич рассказал в интервью «ВЕДОМОСТЯМ» о том, что удалось и не удалось ему сделать за время работы на ОАО «АВТОВАЗ» и зачем государство призвало его в Российское космическое агентство.

Интервью Игоря Комарова о результатах его работы на ОАО «АВТОВАЗ»

— Игорь Анатольевич, Что будет входить в Ваши обязанности в Роскосмосе?

— Курирование промышленных предприятий и кооперации. Что будет на следующем этапе, я смогу прокомментировать только после подписания документов о создании Объединенной ракетно-космической корпорации.

Обычно главу госкорпорации назначают сразу, в Вашем случае Вы сначала стали чиновником.

— В данном случае все сложнее. Госкорпорация создается на базе НИИ космического приборостроения. На ее создание потребуется несколько месяцев. Пока она формируется, чтобы не терять связь с отраслью, и было принято решение о назначении меня сначала заместителем главы Роскосмоса.

Успеете провести все корпоративные мероприятия по созданию госкорпорации к формированию бюджета на 2015 г.?

— Все мероприятия охватывают горизонт два года, не меньше.

Вспоминая тот период, который вы проработали на ОАО «АВТОВАЗ», можете сказать, все ли вы выполнили, что планировали? Что не удалось сделать и почему?

— Вопрос каверзный — все сделать нельзя. С другой стороны, те задачи, которые ставились, можно глобально разбить на два этапа: антикризисная программа и программа развития. Если говорить об антикризисной программе, то эффект от решения ключевых вопросов, которые касались принципиального сокращения расходов и затрат, не относящихся к операционной, производственной деятельности, был очень серьезный. Только в 2010 г. у нас снизились расходы на непрофильную деятельность и накладные расходы примерно на 10 млрд руб. Удалось решить вопрос с задолженностью. И третье, что удалось, — серьезно, на 30%, оптимизировать численность. Это те вопросы, без решения которых был невозможен переход в то состояние, с которого можно начинать развитие и реально брать инвестиционные деньги от акционеров, от банков, понимать, что они не пойдут в уплату долгов или неэффективное расходование, а пойдут в дело и дадут результат. Эти вопросы мы решили достаточно быстро, и здесь была принципиальна помощь государства. Без вмешательства правительства и председателя правительства, на тот момент Владимира Путина, и без помощи госкорпорации «Ростех» и участия Сергея Чемезова многие вопросы мы не решили бы.

Второй этап тоже был сложный, потому что ставились очень жесткие задачи по выпуску новой продукции. Мы понимали, что государство делает много для рынка, стимулирует открытие в стране новых заводов иностранных автоконцернов. Рынок становился очень конкурентным и быстро развивался, в двадцатке наиболее продаваемых моделей уже нет импортируемых машин, только локализованные.

Нам нужно было по максимуму обновить модельный ряд, который был, мягко говоря, возрастной. В очень короткий срок мы заменили «классику», запустив производство Lada Granta, ставшей лидером продаж в России. На новой линии главного конвейера начали производство Lada Largus — первого нашего автомобиля на платформе альянса Renault-Nissan. Эти два автомобиля помогли нам удержать объем продаж. Параллельно мы работали над проектами Nissan и Renault, над новой LADA Kalina. Мы видели, что на правильном пути, еще и потому, что стали получать все больше заказов от партнеров, которые настоятельно просили у нас реализовывать их проекты — в Тольятти и в дальнейшем в Ижевске.

В этом году на российском рынке вновь началось падение продаж. В чем, на ваш взгляд, причина этого? Рынок достиг своего потолка на данном этапе или, может быть, сказался эффект господдержки, оказанной в посткризисный период?

— Госпрограммы утилизации и льготного автокредитования, которые тогда использовались, завершились достаточно давно. При этом они были применены настолько грамотно, что не вызвали сразу после завершения падения рынка. Обычно в подобных ситуациях продажи снижаются, вплоть до 20%. То, что происходит сейчас на авторынке России, скорее связано с общим состоянием экономики. И прежде всего отражается в основном на нас, бюджетном сегменте. Второй фактор, на мой взгляд, это то, что мы очень быстро росли и следовало ожидать, что этот рост рано или поздно приостановится.

Оба эти фактора спровоцировали падение продаж начиная с весны 2013 г. И я считаю, что мы очень правильно поступили, остановив большую часть линий конвейера на две недели в апреле и мае, отправив в отпуск часть людей, чтобы отрегулировать наши складские запасы и производственную программу, исходя из новых реалий рынка. Но в том числе и поэтому по итогам полугодия у нас возник убыток.

Положительно на ситуацию повлияло возобновление госпрограммы льготного автокредитования, которая замедлила темпы снижения продаж на рынке. Эффект, конечно, не такой, как был в 2009-2010 гг., но нужно понимать, что и объемы продаж изменились, а количество моделей, попавших под условия госпрограммы, увеличилось.

Некоторые эксперты полагали, что госпрограмма автокредитования поддержит продажи, прежде всего ОАО «АВТОВАЗ». Но пока темпы снижения продаж автомобилей LADA опережают темпы сокращения рынка в целом.

— Есть особенности цикла и то, что в 2012 г. мы отставали по росту из-за обновления модельного ряда. Для нас более показательно то, как меняются продажи месяц к месяцу текущего года: мы растем четыре месяца подряд. Динамика невелика, но она положительная. Вместе с тем растет и загрузка мощностей, мы выходим на оптимальные объемы выпуска дефицитных моделей, готовимся к выпуску новых автомобилей, в том числе для Альянса Renault-Nissan. Параллельно проводится модернизация завода: в общих чертах по основным направлениям — сварка, окраска, сборка — она будет сделана уже в 2015 г. Готовимся к лицензионному производству двигателей, которыми будут комплектоваться автомобили всех трех брендов. Также реализуются программы обновления прессового, механосборочного и пластикового производств.

По итогам первого полугодия ОАО «АВТОВАЗ» по МСФО сработал в убыток, убыток был зафиксирован и по итогам девяти месяцев по РСБУ. Каковы прогнозы по итогам года?

— По итогам III квартала мы стали выходить в плюс по текущей деятельности. О чистой прибыли говорить пока преждевременно, наша текущая задача — выйти до конца года на положительный операционный денежный поток. Это поможет минимизировать убытки первого полугодия. И это вполне реально.

— ОАО «АВТОВАЗ» недавно сообщило, что правление компании разработало комплекс мер, включая неотложные, для улучшения экономики группы. Что это за меры?

— Это большой комплекс, более 120 мероприятий, над которым работал менеджмент ОАО «АВТОВАЗ». Эту работу курирует Олег Лобанов. Некоторые меры касаются контроля запасов продукции, работы с оборотным капиталом, снижения затрат, работы с дилерами — т. е. круг вопросов, касающихся всех сторон жизни ОАО «АВТОВАЗ». Комплекс мер будет реализовываться в этом и в следующем году. Это позволит как раз до конца 2013 г. достигнуть положительного денежного потока, а в дальнейшем — и прибыльности компании, несмотря на то что рынок корректируется. Эффект от разработанных мер должен составить более 1 млрд руб.

— А что все-таки не удалось сделать за время работы на ОАО «АВТОВАЗ»?

— Показатели в этом году оказались хуже, чем мы планировали. Но сказать, что мы чего-то не сделали, сложно. О том, что ты не сделал, за тебя всегда и с удовольствием расскажут другие. Всегда есть нюансы, но те задачи, которые ставились акционерами, в основном выполнены.

Возникали ли у вас споры с акционерами?

— Конечно.

— В том числе с иностранцами? Ведь у них другой менталитет, другие подходы.

— Я и их тоже имею в виду.

— А о чем вы спорили с ними?

— Много было текущих вопросов. Часто вопросы касались стратегии и тех проектов, которые мы реализуем или не планируем реализовать.

Можете вспомнить самый эмоциональный разговор с главой Renault и Nissan Карлосом Гоном?

— Это было во время моего первого с ним знакомства: в июне 2009 г. на выездном совете директоров в Париже мы представляли разработанную антикризисную программу ОАО «АВТОВАЗ», которая впоследствии была утверждена в сентябре. Мы показали масштаб бедствия и ту дыру, в которой завод оказался.

И как Гон отреагировал на ваш доклад?

— После того как я изложил тяжесть ситуации, несовместимость жизни ОАО «АВТОВАЗ» с его долговой нагрузкой и структурой затрат, он неожиданно сказал: «Поздравляю». Я удивился и спросил, с чем именно. Гон пояснил, что я достаточно четко обрисовал то место, в котором мы находимся и как из него будем выбираться. А с этого, собственно, все и начинается. «Поэтому и поздравляю, давайте работать», — добавил он. После этого была уже личная с ним встреча, где он рассказал о своем опыте, поддержал. Для меня это было очень важно, потому что я раньше не работал в автопроме. Он сказал одну простую вещь: если вам нужна помощь с экспертизой, мы поможем, но вывод из кризиса — это ваша работа, которую за вас, русских, мы не сделаем.

Карлос Гон публично не раз говорил, что очень доволен вашей работы на ОАО «АВТОВАЗ» и рассчитывает на продолжение сотрудничества. Ваше решение об уходе, как я понимаю, было для него неожиданностью. Кто был инициатором и почему вы решились на этот шаг?

— Мой контракт закончился 1 ноября 2012 г., и по просьбе акционеров, в первую очередь иностранной стороны, он был продлен еще на год. Я давно говорил, что задачи на ОАО «АВТОВАЗ» не то чтобы меняются — наступает другой этап. И у меня было ощущение, что возникнут другие задачи, которые нужно решать и реализовывать. На каком-то этапе возникло предложение, от которого тяжело было отказаться. Оно было неожиданным. Впрочем, как и в свое время предложение о переходе на ОАО «АВТОВАЗ».

— Предложение поступило в этот раз тоже из «Ростеха»?

— Не совсем (улыбается). Предложение поступило, когда в правительстве начали рассматривать идею создания отдельной госкорпорации или компании, которая будет управлять космической отраслью. Я не специалист в данном направлении. Я это прекрасно понимаю, и это был один из первых вопросов, которые я задал во время переговоров. На что мне вполне резонно ответили, что я и на ОАО «АВТОВАЗ» приходил без опыта работы в автомобильной промышленности. Так что новая задача серьезная и ответственная. И в профессиональном смысле очень интересная. Думаю, наши партнеры были готовы к тому, что наступит время, когда я уйду. Я благодарен, что они конструктивно и достаточно быстро обсудили этот вопрос. Надеюсь, что ОАО «АВТОВАЗ», если говорить про акционеров и менеджмент, в надежных руках. Не думаю, что произойдут какие-то драматические перемены. Все будет только улучшаться.

Отдельно я хочу сказать о тех 30 000 человек, которым во время кризиса пришлось покинуть ОАО «АВТОВАЗ». Это решение и для меня тоже было тяжелым, но оно принималось потому, что было абсолютно необходимым. Если бы люди не поняли и не ушли с завода, получив выплаты и корпоративные пенсии, то ситуации, которую мы имеем сейчас на «АвтоВАЗе», с модернизацией и запуском новых моделей не было бы. Поэтому, с одной стороны, я хочу перед ними извиниться за то, что эти мероприятия затронули их жизни, часто болезненно. С другой стороны, хочу поблагодарить их за то, что они, хотел бы на это надеяться, в целом с пониманием восприняли непопулярные, но необходимые меры. И сейчас, когда мы рассматриваем возможность открытия новых рабочих мест, я всегда даю указание службе персонала, чтобы в первую очередь принимали тех, кто ушел с ОАО «АВТОВАЗ».

Кому принадлежала идея предложить на пост нового президента ОАО «АВТОВАЗ» Бу Андерссона из Группы ГАЗ?

— Такие вопросы всегда решаются акционерами. Когда мне рассказали о кандидате, я его одобрил, поскольку знаю его и о его работе в Группе ГАЗ, где он добился серьезных результатов.

— Вы идете в Роскосмос один или с командой? Планируете ли взять вместе с собой топ-менеджеров из  ОАО «АВТОВАЗ»?

— Я и на ОАО «АВТОВАЗ» приходил, по сути, без команды, за исключением двух человек. Под конкретные вопросы и проекты я стараюсь подбирать людей из работающего коллектива, если необходимо — на рынке. Поэтому планов, что кто-то из действующего правления ОАО «АВТОВАЗ» переходит вместе со мной, нет. Это даже не обсуждалось. Впрочем, на ОАО «АВТОВАЗ» работают очень сильные, квалифицированные профессионалы, и я не исключаю в будущем совместную работу с кем-либо из них.

— Человеком, перешедшим вместе с вами, мог бы быть, например, Олег Лобанов.

— У Олега Владимировича сейчас очень ответственная задача — руководство операционной деятельностью ОАО «АВТОВАЗ». И я не думаю, что акционеры будут заинтересованы, чтобы он в ближайшее время куда-то ушел. Но подчеркну еще раз: я не перехожу в Роскосмос вместе с командой ОАО «АВТОВАЗ». Это точно. В том числе потому, что это не совсем правильно: ОАО «АВТОВАЗ» продолжает работать, это предприятие мне дорого и близко. У меня к нему особое отношение.

— В вашем гараже есть автомобиль Lada?

— Да, Lada Largus.

Эксклюзивная модификация?

— Нет, обычная серийная машина. Надеюсь, что буду долго на ней ездить.